Раздел "серой зоны" с Норвегией: Россия углеводородами не обижена

6 марта, 10:39 Комментариев: 0

Источник: ria.ru

Российско-норвежское соглашение о разделе так называемой "серой зоны" в Баренцевом море не ущемляет интересы России, поскольку отошедшие ей запасы углеводородов могут быть даже больше тех, о которых Норвегия объявила на прошлой неделе, полагают опрошенные агентством "Прайм" эксперты. Однако они не исключают, что более активная работа в регионе могла бы принести России дополнительные выгоды.

Соглашение, подписанное в 2010 году и вступившее в силу в июле 2011 года, положило конец сорокалетним спорам северных соседей и дало возможность России и Норвегии беспрепятственно осваивать эту часть арктического шельфа. Норвежский нефтяной директорат в конце февраля опубликовал данные исследований, согласно которым ожидаемые запасы континентального шельфа страны за счет ресурсов в юго-восточной части Баренцева моря в районе острова Ян-Майен (Jan Mayen) могут вырасти на 15%.

Заявленные Норвегией новые запасы оцениваются в 1,9 миллиарда баррелей нефтяного эквивалента, причем большую их часть составляет газ, а на нефть приходится около 15%. Российская сторона, а участки в "серой зоне" отданы "Роснефти", советские данные еще не обновила. Пока компания занимается этой работой, представители Минприроды и эксперты буквально в один голос успокаивают: России отошла не менее перспективная часть шельфа.

Удачное обобщение

"Сейсмические исследования большей части данных территорий проводились еще в советское время, и данные, обнародованные норвежской стороной, не стали для нас сюрпризом. При этом бурения в "серой зоне" не проводилось", — отметил профессор Российского государственного университета нефти и газа имени И.М.Губкина Василий Богоявленский.

По его словам, большая часть свода Федынского, а это одно из самых крупных поднятий в бывшей "серой зоне", заведомо осталась на российской стороне. Потенциал свода Федынского может в разы превышать потенциал Штокмановского месторождения (запасы по категории С1 — 3,9 триллиона кубометров газа и 56,1 миллиона тонн конденсата), отметил Богоявленский. Вместе с тем о конкретных запасах можно будет говорить только после открытия месторождений, для чего необходимо начать разведочное бурение.

Заместитель министра природных ресурсов и экологии РФ Денис Храмов рассказал РИА Новости, что Норвегия на данной территории не проводила работы по бурению, а осуществляла сейсмические исследования и по их результатам сделала приблизительные оценки ресурсов. "Насколько эти оценки будут подтверждаться реальными запасами, будет понятно по итогам работы компаний, получивших права на соответствующие участки по итогам лицензионных раундов", — отметил он.

Замглавы Минприроды уверен, что российская часть бывшей "серой зоны" Баренцева моря не менее перспективна с точки зрения нахождения там углеводородных ресурсов, чем норвежская. Он поясняет, что в российском законодательстве установлен несколько другой порядок геологического изучения участков на шельфе, чем в Норвегии. Поскольку владельцами лицензий на участки шельфа могут быть только госкомпании, то еще в 2011 году участки в российской части бывшей "серой зоны" Баренцева моря были предоставлены "Роснефти", напомнил замминистра.

"Такие оценки (запасов бывшей "серой зоны") давно есть и в России, еще со времен открытия Штокмана, и этим данным нужно дать сейчас новую интерпретацию, чем и занимается "Роснефть". Но уже исходя из имеющейся информации есть понимание, что потенциал там серьезный", — сказал Храмов.

Сама норвежская сторона отмечает, что данные по запасам, полученные в ходе сейсморазведки, являются неполными, и работы будут продолжены в текущем году. Глава норвежского нефтяного директората Бенте Ниланд (Bente Nyland) предполагал, что лицензии на разработку запасов будут предложены компаниям в течение ближайших двух лет.

Спорные воды

Данные территориальные воды перешли к Норвегии по соглашению с Россией о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Документ был подписан президентом России Дмитрием Медведевым и премьер-министром Норвегии Енсом Столтенбергом осенью 2010 года. Тогда "серую зону", площадь которой составляет 175 тысяч квадратных километров, договорились поделить на две равнозначные части.

Председатель комитета Госдумы по природным ресурсам и природопользованию Владимир Кашин называет подписание этого соглашения трагедией и грубейшей ошибкой. "Все, что связано с потерей территории — морской или суши, — это трагедия для любой страны. В данном случае была совершена грубейшая ошибка: для России это потеря огромной территории, которая богата и углеводородным сырьем, и биоресурсами", — сказал Кашин РИА Новости.

"Да, мы ничего не приобретаем, уступая территории, но мы получаем возможность работать на территории, где раньше работы были заморожены, и улучшаем отношения с соседями. Причем это ведь был не единственный территориальный спор в Арктике. До сих пор существуют споры между Канадой и США, Канадой и Данией, и наша граница с Норвегией является одной из самых легитимных на сегодняшний день в арктической зоне", — отмечает профессор Богоявленский из РГУ имени Губкина.

В свою очередь генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов полагает, что подписание соглашения было все же несколько поспешным.

"Добыча нефти в Норвегии падает, газа растет, но перспективы были совершенно непонятны. Норвегия готовилась активно инвестировать в российские проекты, например в Штокман. При этом совершенно непонятно, к чему была спешка с разграничиваем этой "серой зоны". После разграничения Норвегия приступила к активным действиям, в то время как мы там не делаем ничего", — отмечает он.

По словам Симонова, это объясняется тем, что у России достаточно своих запасов на шельфе, однако в результате она приобретает сильного конкурента на европейском газовом рынке.

"Вопрос с предложением для них закрыт, в частности за счет этих месторождений, при этом они достаточно агрессивно ведут себя на европейском рынке газа, прибегают к демпингу. Теоретически возможно, что часть месторождений находится в приграничной зоне, но большая часть запасов все же находится на российской территории. При этом Норвегия провела первичную геологоразведку, в то время как мы не делаем там ничего. Возможно, ожидания завышены, надо проводить доразведку и переводить запасы в категорию доказанных, но то, что там есть потенциал, не вызывает никаких сомнений", — полагает эксперт.

Совместные перспективы

Декан факультета геологии и геофизики нефти и газа РГУ имени Губкина, профессор Александр Лобусев в свою очередь отмечает, что потенциал бывшей "серой зоны" был очевиден.

"Я думаю, что нечто аналогичное мы откроем и со своей стороны. И если это случится, то наиболее экономически обоснованным будет идти на какие-то консорциумы с норвежской стороной и использовать их инфраструктуру для закачивания углеводородов на европейские рынки. Например, по образцу сотрудничества Роснефть-Exxon сделать что-то аналогичное со Statoil", — отметил Лобусев.

По словам эксперта, даже если коэффициент успешности по данным запасам окажется около 30%, это уже оправдает затраты на инфраструктуру.

В Минприроды России агентству "Прайм" пояснили, что любое сотрудничество с Норвегией в бывшей "спорной зоне" будет осуществляться строго в соответствии с договором о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане.

Представитель министерства процитировал статью 5 договора, согласно которой "если месторождение углеводородов простирается на континентальный шельф каждой из сторон, и месторождение на континентальном шельфе одной стороны может полностью или частично эксплуатироваться с континентального шельфа другой стороны, либо эксплуатация месторождения углеводородов на континентальном шельфе одной стороны может затронуть возможность эксплуатации месторождения углеводородов на континентальном шельфе другой стороны, то по требованию одной из сторон в соответствии с Приложением II заключается соглашение об эксплуатации этого месторождения углеводородов как единого целого, включая его распределение между сторонами (далее именуемое соглашением об объединении)".

И все же эксперты отмечают, что России стоит занять активную позицию в регионе, так как это может дать преимущества при разработке трансграничных месторождений.

"В моем понимании соглашения, именно та сторона, которая первая сделает открытие (месторождения), может претендовать на операторство и, соответственно, инфраструктура будет привязана к стране компании-оператора, что повлечет за собой и применения соответствующего налогового режима, со всеми вытекающими последствиями", — отметил профессор Богоявленский из РГУ имени Губкина.

Что касается уже открытых норвежских месторождений, российские компании стремятся участвовать в их разработке. "Роснефть" и ЛУКОЙЛ подали заявки на 22-й раунд лицензирования шельфа Норвегии, вручение лицензий победителям состоится весной 2013 года. При этом госкомпания участвует в раунде совместно с норвежской Statoil. Со своей стороны "Роснефть" в мае 2012 года договорилась со Statoil о сотрудничестве в освоении Персеевского участка на российском шельфе Баренцева моря.

Фото: barentsobserver.com

 



Поделиться новостью

Комментарии (0)

Форма обратной связи