Евгений Крутиков: Привет от белых медведей

Странно и скоропостижно закончились, так практически и не начавшись, учения американского подводного флота в Арктике Ice Exercise 2014. По легенде учений две атомные подводные лодки должны были углубиться под ледовую шапку в сторону Северного полюса и совершить там несколько подводных маневров. С поверхности координировать работу подлодок должен был базовый лагерь «Наутилус» (назван так не в честь аппарата из романа Жюля Верна, а в честь американской подлодки, первой достигшей Северного полюса), разбитый еще в ноябре прошлого года на льдине примерно в 200 км севернее населенного пункта Прудхо (Prudhoe) на побережье Аляски.Все пошло не так с самого начала, особенно на «Наутилусе». Выяснилось, что у американцев нет опыта в строительстве ледовых станций, даже таких хлипких и временных. А на самой Аляске, как неожиданно обнаружилось, достойной инфраструктуры для атомных подводных лодок у США нет. С грехом пополам удалось построить деревянную взлетно-посадочную полосу, способную принимать исключительно кукурузники местного разлива, которые, впрочем, у жителей Аляски вместо легковых автомобилей, и высадить туда дюжину «ученых в штатском».

 

База «Наутилус» должна была проработать до 30 марта, но была эвакуирована 24-го – за неделю до окончания срока: льдина начала таять (ее не промерили заранее), циклон накрыл район дрейфа, и полярников пришлось эвакуировать на катерах в штормовых условиях.

 

Две подводных лодки – «Нью-Мексико» (SSN 779) класса «Вирджиния» и «Хэмптон» (SSN 767) класса «Лос-Анджелес» – ушли под лед изначально с задачей координироваться друг с другом через лагерь «Наутилус» с целью «обеспечить гарантированный доступ в регион» вооруженным силам США.

«Нью-Мексико» получила приказ имитировать подводную атаку на лодку противника, причем в качестве учебной цели были заложены показатели российской подводной лодки. Командир «Нью-Мексико» коммандер Тодд Мур заявил, что «русская подлодка была избрана для атаки, потому что только русские могут оперировать в Арктике». Эту мысль развил затем сенатор Ангус Кинг (независимый, штат Мэн), курировавший учения: «Только в океане мы напрямую противостоим друг другу».Смогли ли «Нью-Мексико» и «Хэмптон» «попасть» в условного противника – неизвестно. Из-за неудачи базы «Наутилус» учения были свернуты, практически не начавшись. А их изначально главная задача – «гарантировать доступ» в Арктику – по сути дела, была провалена. Обе подводные лодки вооружены «Томагавками», и предполагался выход в район возможной атаки на территорию России с перспективной траектории, но завершить эту часть учений не смогли.

 

Одновременно на другом конце Арктики, в Северной Норвегии, 440 американских морских пехотинцев пытались отработать переброску на лед с помощью норвежских транспортных средств, но как-то неубедительно. Эти внеплановые учения предполагались как ответ на месячной давности российский десант на Новой Земле и «аэродромах подскока», неожиданно продемонстрировавший способность российской армии к моментальному оперативному развертыванию в Арктике.

Ни в районе Аляски, ни в Норвегии США и НАТО оказались не готовы к скоординированным операциям, как сухопутным, так и подводным. О надводных операциях и говорить нельзя, поскольку более-менее дееспособным ледокольным флотом в регионе обладает только Канада, но ее суда сконцентрированы на северо-западе Атлантики, то есть никак не могут быть задействованы на потенциальных театрах военных действий по версии США.

США и вообще блок НАТО на данный момент испытывают очевидные трудности в арктическом регионе. Причем трудности как чисто военные, так еще и инженерные, и чисто научные. Даже у наиболее продвинутых в этом направлении стран – Канады и Норвегии – нет достаточного опыта и необходимых сил, чтобы всерьез рассчитывать на продвижение в сторону Северного полюса или просто в направлении российских границ. До последнего времени американский флот полагал, что сможет беспрепятственно уйти под ледовую шапку. Правда, это направление рассматривалось только как транзитное и не предполагало активных атакующих действий. Сейчас задача расширилась. Новые стратегические концепции напрямую рассматривают Арктику как будущий район ракетной атаки по территории России, причем район чрезвычайно удобный по глубине атаки и близости целей.Однако именно этот наступательный компонент на данный момент не вполне доступен для американского флота. Немногие подлодки вообще имеют подобный опыт, а те, что имеют, слишком привязаны к наземным средствам поддержки (типа баз, подобных «Наутилусу»). В США нет даже специализированного командования, но есть огромное желание проникнуть в стратегически важную зону Арктики.

 Первые учения Ice Exercise были намечены в 2008 году сразу же по итогам войны в Южной Осетии, что, казалось бы, совсем друг с другом не связано. На самом деле уже тогда в штабах НАТО обратили внимание на стратегическую слабость западного блока в конфликтах малой интенсивности с потенциальным втягиванием в них России. Необходимо было изобрести новые элементы стратегического сдерживания, чтобы «остановить российскую экспансию», не вступая в непосредственное военное столкновение с российскими войсками.

 Тогда и стали возникать планы масштабного выведения в Арктику подводного флота США, чтобы создать стратегическую ядерную угрозу России на новом направлении. Предполагается, что через три–пять лет США смогут переместить акцент превентивного ядерного удара, сопряженного с предварительным ударом высокоточным неядерным оружием, на северное направление, что, по замыслу Пентагона, должно в принципе парализовать российские стратегические программы.

Некоторые наиболее восторженные умы пытаются совместить выход американских подлодок в Арктику с созданием такой же мощной группировки, способной нести ядерное оружие, в Индийском океане, на базе острова Диего-Гарсия. Пока, правда, США не обладают электронными и космическими системами, способными эффективно и точно координировать возможные действия двух таких гипотетических группировок. Но работы в этом направлении ведутся. Технологически это вполне разрешимая задача, она просто требует огромных затрат – и финансовых, и интеллектуальных, и ресурсных.Эти планы лишь косвенно сопряжены с экономическими спорами вокруг богатств Арктики. Хотя, безусловно, сам этот регион, который обладает огромными уже разведанными запасами полезных ископаемых, тоже стратегическая цель.

Пока стратегическое преимущество на стороне России, которая готова к спорам по принадлежности шельфа и юридически, и исторически, и технически. На ближайшее время уже заложена программа увеличения ледокольного флота, на постоянную основу переводятся ледовые полярные станции, строятся и новые подводные аппараты. В военном плане, как показали события последних месяцев, Россия пока также впереди своих конкурентов.

Но преуменьшать опасность не стоит. Соединенные Штаты и НАТО в целом не рассматривают «Арктический театр военных действий» в отрыве от общей геополитической схемы. Скорее всего, давление на этом направлении будет лишь одной из составляющих общего «круга воздействия» на Россию. 

Втягивание в новую «гонку вооружений» возможно и на дорогостоящем арктическом участке. Выигрышность российской позиции здесь состоит в том, что уже существует внятная база для развития новых технологий и систем обороны и для развертывания необходимых подкреплений. Это не потребует огромных трат, как в советские времена. Да и нет необходимости поддерживать неестественно большое количество баз на огромной территории, как, например, печально знаменитая в советские времена танковая дивизия на Чукотке, которую еще в сталинские времена предполагалось отправить штурмовать Аляску. А несколько лет форы, которыми обладает сейчас Россия, могут помочь существенно сократить чисто количественное отставание в силах и средствах на фланговых участках Арктики – на норвежском направлении и на границе в районе Аляски.

 

 

 

 

Поделиться новостью

Комментарии (0)

Форма обратной связи